И вновь у нас вечер и вновь #medach_sofa_philosophy

На этот раз речь идет о личных переживаниях вашего главного админа. Суть такова: я читаю с трех лет, все детство было в компании книг. Научных книг. Да. Энциклопедии, "Доисторический мир", Альфред Брэм, советские детские энциклопедии из 70х, серия "Жизнь Животных" тоже советская. Биология, палеонтология, механика, история, рептилии, насекомые, астрономия... Я читал все детство и могу сейчас если надо по годам вспомнить когда и какие книжки были в какой период моей жизни. Научные книжки. А вот художественнные... Эм... Астрид Линдгрен в 6-7 лет? Льюис Кэролл и Алан Милн тогда же? Вот серьезно, я не могу сейчас вспомнить практически никаких художественных книг, прочтенных в период 5-12 лет, за исключением Гарри Поттера, пожалуй. Так вот, родственники и учителя ПОСТОЯННО пилили и пилили меня, что я вот, дескать, не читаю художественных книг и это очень очень плохо. А мне они не нравились, мне нравилось больше читать про фауну Ордовикского периода в "Доисторическом мире" или выйти на улицу и узнать ту самую бронзовку, что видел в книге пару часов назад.

А ваши мысли по этому поводу? Много ли я потерял?
Показать полностью...
78.46%
120%
28.2%

Полезные видео

История

Резонанс

Похожие записи (4)

Примитив не приговор, или Physarum polycephalum разумный

Одноклеточные организмы постоянно удивляют ученых своими способностями... Эти замечательные существа заставляют пересматривать наши представления об интеллекте.
-------------------------— Кристофер Рид, Университет Сиднея

Север Гансовский в фантастическом рассказе «Хозяин бухты» описал морского хищника, способного собираться из микроскопических клеток в единое существо и так же легко вновь распадаться на клетки: «Он всё, и он ничего. Сейчас он есть, а сейчас его нету».

Оказывается, живой организм с такой способностью действительно существует — это одноклеточный миксомицет Physarum polycephalum (с греч. род Physarum — пузырь, вид polycephalum — многоголовый).

Не только ученые подпадают под обаяние этого удивительного существа, у него множество поклонников по всему миру. Благодаря своим неординарным качествам P. polycephalum становится моделью для исследований самых разных явлений, подчас весьма сложных: автоколебательных процессов и самоорганизации, немышечной активности, клеточной подвижности, и даже, как ни парадоксально, памяти и интеллекта.

✒ Внешность обманчива
На первой стадии своего жизненного цикла P. polycephalum — почвенная амеба. При этом в условиях низкой влажности из споры появляется обычная подвижная миксамеба, а при избытке влажности — миксофлагеллят, амеба в жгутиковой форме. У этих амеб гаплоидный набор хромосом, они — половые клетки слизевика. Сначала амебы живут отдельно, но, когда пищи в среде становится недостаточно, начинается их агрегация — формируется псевдоплазмодий. Каждая амеба оставляет особый химический след, другие ползут по нему и образуют скопления, что повышает концентрацию активных веществ и привлекает еще больше амеб.

При слиянии половых клеток возникает зигота и превращается в вегетативное тело — плазмодий. По форме он похож на сосудистую сеть или дерево с широкой кроной — за ведущим веерообразным фронтом следует сеть разветвленных трубочек (тяжей). На стадии плазмодия миксомицет становится виден невооруженным глазом, он выглядит как желтоватая масса, которая стремительно разрастается до внушительных размеров. Но весь плазмодий — одна гигантская клетка.

В 1989 году плазмодий P. polycephalum занесли в Книгу рекордов Гиннесса как самый большой одноклеточный организм — толщиной около 2 мм и площадью 5,54 м. кв! Деление ядер в плазмодии не сопровождается делением клетки, в результате получается клетка с множеством ядер, окруженных единой мембраной. При этом деление ядер хорошо синхронизировано, что делает миксомицета идеальным инструментом для изучения этого процесса.

На стадии плазмодия организм обычно имеет желтую окраску (ее интенсивность может меняться в зависимости от условий среды), предпочитает влажную среду и чаще всего встречается на гниющей древесине и листьях. Не брезгуя ничем, это чудовище поглощает все на своем пути — бактерии, споры грибов и различные микробы. Обволакивая пищу и образуя пищеварительные вакуоли, он получает необходимые питательные вещества (этот процесс называется фагоцитозом). Чем больше пищи и, следовательно, благоприятнее среда, тем крупнее он станет. Быстрый рост пульсирующих и передвигающихся плазмодиев — зрелище жутковатое, наводящее на мысли о хищниках из космоса.

⚠ Возможно, именно оно вдохновило создателей фильма ужасов «Слизь» (The Blob, 1958).

Если в среде недостаточно влаги или понижается температура, плазмодий высыхает, образуя твердый склероций. В такой форме слизевик пережидает плохие времена, чтобы затем снова перейти в плазмодиальную форму. При нехватке питания плазмодий перестает двигаться и переходит в репродуктивную фазу, формируя стебли спорангиев, в которых созревают споры. Они, как и склероции, чрезвычайно устойчивы к неблагоприятным условиям и могут сохраняться в состоянии покоя до нескольких десятилетий, пока условия не позволят им прорасти и образовать новые амебоидные клетки.

Миксомицеты, к которым в настоящее время относят P. polycephalum, — эволюционные аутсайдеры, застрявшие между двумя огромными царствами животных и растений. Неудивительно, что это странное существо долгое время не могли классифицировать. В 1833 году немецкий натуралист Генрих Фридрих Линк предположил, что миксомицеты — вид плесени, относящийся к царству грибов. (Он же, кстати, придумал и слово «миксомицеты».)

Однако способность передвигаться и отсутствие хитина в клеточных стенках явно выбрасывают их за пределы этого царства. В 1859 году немецкий ботаник и микробиолог Антон де Бари указал, что слизевики родственны одноклеточным простейшим, и предложил для них название «грибоживотные» — ныне тип Mycetozoa, истинные миксомицеты. Исторически сложилось, что их долгое время изучали микологи вместе с «настоящими» грибами, поэтому описание слизевиков по-прежнему можно встретить в учебниках по микологии.

В лабораториях плазмодий выращивают по стандартному методу в чашке Петри, используя в качестве влажной подложки агаровый гель (тот самый агар-агар, применяемый в производстве мармелада или зефира), а любимая пища плазмодия в неволе — обычные овсяные хлопья. Так что, имея склероций или споры плазмодия, каждый может завести себе этого неприхотливого питомца. Необязательно искать «дикого» P. polycephalum — например, фирма Carolina Biological Supply Company продает специальные наборы, которые включают все необходимое для его культивирования и инструкцию.

Автор: Татьяна Авсиевич, «Химия и жизнь» №4, 2016
Продолжение поста: https://vk.cc/6ggM8c
Показать полностью...
94.59%
100%
81.98%
TBEx