Дорога в Рай. Притча о том, зачем Смерти коса
(«Общая психология»)

— Вы — кузнец?

Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же, он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась, и кто-то заходил вовнутрь.

— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

— Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.

— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

— А потом?

— А потом наточить, если это возможно.

Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

— Да вроде нормально.

— Нет тошноты, головокружения, болей?

— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.

— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

Взяв ее в моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продлило срок как минимум на пару часов.

Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.

— Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

***

Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

— Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

— Что вы сказали? — тихо произнесла она.

— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…

— Оружие? Вы сказали оружие?

— Может я не так выразился, просто…

Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

— Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.

— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?

— Н-не знаю…

— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.

— Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

— Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь, никогда не убивала ни одного человека? Что ты на это скажешь?

— Но… А как же?…

— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

— Посмотри, в кого я превратилась! А знаешь, почему? — она сделала шаг в сторону Василия.

— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

— Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела, как мать убивает своих детей, я видела, как брат убивает брата, я видела, как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

Глаза Смерти заблестели.

— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

— Можно один вопрос? — послышалось сзади.

— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

— Да.

— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

#gen@sci_psy
Показать полностью...
193.72%
0%
412.4%

Полезные видео

История

Резонанс

Похожие записи (5)

10 сказок для взрослых, с которыми забудешь про время:

1. Нил Гейман — «Коралина»;

Книга о девочке, которая вдруг обнаруживает за дверью своего нового дома другой дом, как две капли воды похожий на ее собственный. Там живут другие мама с папой, которые хотят, чтобы Коралина осталась с ними. Настоящие родители дочку, конечно же, любят, да только они вечно в работе. И нужна немалая смелость, чтобы вернуться и наконец обрести саму себя.

2. Вальтер Моэрс — «Город Мечтающих Книг»;

Хильдегунст Мифорез — динозавр. Литературный крестный, умирая, оставляет ему десять страниц рукописного текста — лучшего из всех, когда-либо созданных на белом свете. Следы безымянного автора теряются в Книгороде, и Хильдегунст Мифорез отправляется туда, чтобы найти таинственного гения и стать его учеником.

3. Чайна Мьевиль — «Рельсы»;

Рельсоморье. Обширные пространства отравленной земли, покрытые сетью стальных рельсов и деревянных шпал. Колеи, соединяющие времена и страны, проложены во всех направлениях, куда ни глянь. Они ведут в бесконечность. Но ходят слухи, что где-то за горизонтом есть выход туда, где нет рельсов, туда, где находится Рай. Только правда ли это и возможно ли туда добраться?

4. Дино Буццати — «Загадка Старого Леса»;

Грустная, но волшебная история. Как же это здорово — понимать язык зверей и птиц, деревьев и ветра. Все мы когда-то умели так, но потом повзрослели, и в нас не осталось ни капельки волшебства. А Буццати дает понять, что есть, есть еще в мире взрослые, в которых это волшебство сохранилось и живет до сих пор!

5. Роджер Желязны — «Ночь в одиноком октябре»;

Добро пожаловать в старый Лондон, где наряду с джентльменами живут Джек-потрошитель, граф Дракула, ведьмы... Здесь скрытая от глаз простых смертных жизнь идет по своим законам, а пес Снафф — человек едва ли не в большей степени, чем его хозяин. Добрый трогательный абсурд, идеальный для холодных вечеров.

6. Терри Пратчетт — «Ведьмы за границей»;

Вот идете вы, никого не трогаете, и вдруг вам на голову падает фермерский домик. Или вы — честный волк, промышляющий поросятами да серыми козлами, но внезапно вам надо отправиться черт знает куда и съесть жилистую старушку. И понимаете ведь, что добром не кончится, а сил сопротивляться неведомым чарам нет.
7. Далия Трускиновская — «Шайтан-звезда»;

Когда в небе загорается и подмигивает Шайтан-звезда, на земле рождаются дети со странной судьбой. Их переносят из края в край джинны, волшебные ожерелья раскрывают им свои тайны. Но одна беда преследует этих людей — они сгоряча дают необдуманные клятвы, а потом вынуждены их исполнять, хотя сердцем тянутся совсем к иному.

8. Эдит Патту — «Восток»;

Чтобы уберечь дочь от скитаний и бед, родители Роуз скрывают тайну ее рождения. Но приходит день, и ради спасения семьи Роуз уходит в бескрайние снега, льды и вечную ночь Арктики. Так начинается простая и чудесная история о верности, любви и дружбе, которая согреет нескончаемыми зимними вечерами и после которой вспоминаешь, как приятно просто кого-то любить.

9. Юлия Зонис — «Хозяин зеркал»;

Мальчик Джейкоб вынужден отправиться в Город за порцией ненависти, которая продается там в обычной аптеке. Правят Городом трое Господ — Глад, Мор и Война, победившие Снежную Королеву. Однако тень Королевы все еще витает над Городом, и Джейкобу достается ее поцелуй и осколок ледяного зеркала в сердце. Отныне он — Кей, и ему предстоит сложить из осколков зеркал слово.

10. Марк Хелприн — «Зимняя сказка».

История любви, способной повернуть время вспять. Мы увидим облачную стену, смешивающую времена и народы, и мифическое озеро Кохирайс; познакомимся с летающим белым конем и с дочерью газетного магната, вынужденной в мороз ночевать на крыше, с главарем банды, мечтающим положить в карман все золото зари, и с инженером-строителем, из века в век возводящим лестницу в небо.
Показать полностью...
100.78%
120%
102.6%
Когда матрица сломалась.

99.31%
100%
97.7%
TBEx