#паста
"День. Мой день. Он еще идет, хотя один световой день кончился и скоро уже солнце опять высунется из-за горизонта, и лениво, точно заспанный человек, что поднимается по лестнице на работу, поднимется в небеса. А пока что ночь милостливо накрыла Землю мглой, скрыв в ней тех, кому тьма привычней дневного света. Впрочем, достаточно витиеватых (Лол.) эпитетов, ведь это все... (Демагогия.) Хотя неважно."
Я остановился. Просто остановился с занесенной над клавишей рукой, замер в ступоре. А вместе со мной замер весь мир. Замерли пьяницы на лавке во дворе, машины, снующие по С████ке, вдруг, нарушив законы физики, встали, как вкопанные. Пар, идущий из труб котельной в небо, превратился в белые столбы, его подпирающий. Все звуки прервались, не с наигранным театральным скрипом рваной пленки, а просто в один момент перестали звучать. А я, если честно, плюю на все эти высоко- и низкочастотные волны. Если звук для тебя не звучит - его не существует. Звук вокруг меня. Вернее, он отсутствовал. Исчез. Исчезло почти все, остался лишь стол, монитор, по которому я бегал глазами, в тревоге пытаясь понять, что же не так, и мои руки, напряженно лежащие на клавиатуре в готовности переправить первую же найденную ошибку. Стоп. Откуда... Я написал здесь (Нет, это я написал здесь.) лол? Демагогия? (Да, именно она. Трата времени. Своего и чужого.)
Я услышал. Слова сработали, точно хорошо написанный триггер. А может, и не было никаких слов. Он просто сказал все это вслух. И не важно, прочитал ли я это или услышал, важно лишь то, что я знал. Я не один.
Он вернулся. После стольких лет Он вернулся. Нет, не то чтобы все эти годы Его не было, но Он не был настолько силен. Но сейчас я почти видел его перед собой, темный силуэт на той стороне стола, за монитором. Я. Такой же Я. Другой Я. Плохой (Нет дружище, ты не прав. Здесь никому нахуй не уперлись твои оценочные суждения. Нет хорошего. Нет плохого. У каждого своя жизнь. У каждого свое...) Я. Какой-то частью разума я осознавал, что, раз я его слышу и вижу, то, должно быть, уже съехал с катушек. Но оставшаяся часть сознания пыталась как-то придти к принятию того, что мне сейчас от моего сознания принадлежит лишь половина. А вторая - и есть Он. Альтер. Я помню, как все началось. Помню, как после некоторого времени, в течении которого мое поведение резко изменялось, поддаваясь вдруг какой-то неведомой мне силе и воле, (Зато ведомой мне. И даже более. Моей. Силе и воле.) я обнаружил Его в себе. Тогда я пришел в ступор от осознания того, что я меняюсь. Что все чаще (Я брал над тобой контроль? Думал головой, выключив сердце? Действовал прагматично, скептично и холодно? Руководствовался собственной выгодой?) я был прагматичен, скептичен, холоден и меркантилен. Затем последовала паническая попытка уничтожить Его. (Именно! В этом весь ты. Поддавшись чувствам, ты пошел на необдуманный поступок. Ты не просчитался, ты просто не считал. Ты совершил не ошибку. Ты совершил преступление. И к чему это тебя привело, дружок?) Это привело к тому, что их стало больше. (Ахах, дааа, мне до сих пор это доставляет. Ты хотел разнести меня, точно камень из песчаника ударом кувалды. Но я оказался гранитом, и ты лишь раздробил меня на осколки.) Я слышал этот смех. Свой смех, но... Чужой. Я поднял от монитора глаза. Странное чувство. Как будто ты улыбаешься себе в зеркало в комнате, где практически отсутствует свет. Я вдруг вспомнил сцену с окном из фильма "1408". Может быть, я уже в подсознании? (Так. Во-первых, "бессознательном", а не "подсознании", дилетант. Во-вторых, ты не "уже", ты живешь в нем, как в матрице. В третьих. Не ты мне улыбаешься, а я тебе. Что, жутко?) Черт, это жутко. Я осознаю, что Его, ЕГо мысли звучат в моей голове, а я печатаю их, не задумываясь, точно свои собственные, даже не перечитывая написанного. И сейчас я смотрел в глаза Ему. В глаза себе. В глаза... Кому или чему? Когда-то я дал Ему имя. Всем альтерам я давал имена, чтобы как-то, устаканить их, что ли, определить, как интеграл. Давал имена, чтобы научиться их звать. (Глупец. Разве тебя сюда кто-нибудь звал? Или вел за руку? Насильно запихнул в это тело? Ты просто захотел жить и взял контроль над своим телом. Начал дышать. Есть. Ходить. Говорить. И я в свое время сделал то же.) Но этот... Этот был самый сильный из них. О, как часто я не замечал этой неуловимой перемены в себе, перемены, после которой терял себя. Заходил слишком далеко и беспомощно наблюдал за (За чем? За тем, как я делаю твою жизнь лучше? Вытаскиваю тебя из проблем? Разгребаю твоими же руками дерьмо вокруг тебя?) происходящим. Он абсолютно противоположен мне, Он - отрицательный Я. (Слушай. Я устал тебе повторять, нет никаких положительных и отрицательных, плюсов и минусов. Жизнь - не вышмат, а тервер,и вероятность отрицательной не бывает. Я - не отрицательный ты. Ты слишком эгоцентричен. Я - это не ты. Я - это я.) Затем, после стандартной процедуры последовательного чередования (Неплохо завернул. Учишься.) отрицания, гнева, торга и депрессии пришло принятие. Не стало Его, не стало меня. Это были Мы. Получившийся синтез нельзя было назвать нормальным или адекватным, но Нас больше не волновали эти понятия. Границы бытия внезапно расширились, как будто мне удалось окинуть мир глазами сразу нескольких людей, понять их мировоззрение. То, что было раньше преградой, реальной или эфемерной, как закон или общественная норма, перестало существовать. (Ты просто презрел социальные рамки и съехал с катушек. Все остальное - детские отмазки.) Звук его отрывистой речи звонким эхом раздавался то ли в кухне, то ли внутри моей голове.
Мне решительно это надоело. Я открыл рот, облизал пересохшие губы и... Закашлялся. Странно, мне казалось, что с его появления едва минула минута. Бросив быстрый взгляд в угол экрана, понял - липну уже два часа. Подавив кашель, я сделал глубокий вдох и спросил в темноту: "Зачем ты здесь?"
Темнота вздохнула, затем вдруг вспыхнуло пламя зажигалки, буквально на мгновение, и в воздухе уже плавал красный уголек сигареты. Я хотел было возразить, но потом понял, что бесполезно. Ведь я всегда так делаю. Выпустив пару колец дыма Альтер ответил мне моим же вопросом:
-А ты зачем здесь?
Я сам слишком часто задумывался над этим вопросом, чтобы размышлять при ответе на него.
-Зачем? Зачем есть цель. Суть. Смысл. В жизни его нет. Как нет и в смерти. Я здесь лишь по стечению обстоятельств.
-О как! Хорошо... Так для чего по твоему, дана жизнь?
-Оторваться. На всю катушку. Один раз. Не отказывая ни в чем. Каждый день.
-И ты планируешь ее так прожить? - затянувшись,Он ехидно улыбнулся из темноты. Тлеющая сигарета на миг осветила лицо альтера. Мое лицо. Мое холодное, взрослое, грубое лицо, с ледяной насмешкой, застывшей на устах.
-Да! - ответил я чуть ли не с вызовом, с ужасом ловя себя на том, что вызов самому себе - заведомо проигрышное дело. Я начинал терять контроль. Он засмеялся и стряхнул мне пепел в чашку.
"-Наивный парнишка! Неужели ты думал, что все так просто? О, я вижу, ты злишься. Тебя сушит, а чай испорчен? Так вот, я здесь именно поэтому. Нет, чел, не сделать тебе чай. Сделать себе чай у тебя ведь самому хватит сил. И ведь не только на это, да?"
"-Ну да, есть движения и посерьезней," - со всей возможной напускной, гротескной скромностью сказал я, нажимая на кнопку чайника и вставая за новой кружкой. Ставя старую в полную раковину посуды, я вновь подумал о том, что я, возможно, Великий Прокрастинатор.
Он внезапно ударил кулаком по столу и тихо, злобно процедил: "В этом и проблема, юнец. В этом и проблема. Ты полагался на свою силу, упивался ей. Ты был ей болен. И в этой лихорадке ты забыл про всех, кому можно и стоило доверять, на кого ты мог положиться. Теперь ты один. И, более того, ты думаешь, что разгребаешь дерьмо вокруг себя. Открой глаза, щенок. Ты лишь глубже закапываешься. И я здесь вытащить тебя, вернее, себя, из этой выгребной ямы."
После услышанного я некоторое время стоял у посудного шкафа в ступоре, держа на весу взятую мной кружку. Сказать, что я был в ахуе - не сказать ничего. Он убил меня. Самым мощным оружием. Правдой. Меня закоротило. Когнитивный диссонанс начал вызывать сбои в логических цепях, но сознание отказалось сдаться. В ход пошли все защитные механизмы, будто бы этот бой, если это вообще можно было назвать боем, был последним.
-Ложь! Я завел девушку! Устроился на работу!
-Жалкие попытки социализации в надежде удовлетворения экзистенциальных потребностей.
-Я доволен своей жизнью!
-Еще одна ложь. Тогда бы ты ни о чем не мечтал, так ведь?
Это было так. С каждым моим аргументом он приводил контраргумент, который еще сильнее рушил мою позицию, мой мир, оставляя меня на его руинах.
-Я творю!
-Тешишь свое самолюбие фонтанами своего же говна.
-Но я живу! Живу и чувствую!
-Опять нет. Это лишь память. Рефлекс. На самом деле ты уже не способен на чувства.
Моя голова кружилась. Я прислонился спиной к стене, пытаясь собраться с мыслями. В голове все смешалось, и я даже не обратил внимания, как, распутывая клубки мыслей, сполз по стене и осел на пол. По спине мурашками крался страх, подбираясь все выше и выше к голове, намереваясь превратить меня в животное, наполнить первобытным ужасом, что затмит мне разум и заставить метаться в поисках спасения. уйдя в точку, почти чувствуя напряжение в своей черепной коробке, я даже не заметил, как он, докуривая, подошел и присел со мной рядом. Он вновь заговорил, но теперь мягко, как будто он мой старый приятель. Возможно, он и в правду пытался помочь мне. Сделав тягу, он кашлянул, выпустив дым, посмотрел на свое колено и тихо, спокойно сказал: "Дружище, тебе нужна помощь. Нам нужна помощь. И не просто, а квалифицированная. Серьезная. Медицинская помощь. Я понимаю, трудно быть взрослым, еще труднее быть взрослым, когда ты еще подросток. Всегда им был. Всегда хотел им быть. И дело не в том, что тебе кто-то будет разрешать или запрещать, нет. Я говорил - ни плюсов, ни минусов. Просто по другому не получится. Это тождество.
Знак "равно". Ты - взрослый."
Это все было слишком правильно. Слишком логично. И потому было особо возмутительно и неприемлемо для меня. Сознание почти подняло белый флаг, но от безысходности решилось вдруг на штыковую, последний бросок. Я поднял на него глаза и прошептал: " Ты не можешь влиять на меня. Ты - и есть Я."
Он вдруг расстроился. Нет, не разъярился. Не разгневался и не разозлился. Расстроился. И, сказав расстроенным голосом: "Ты не прав.", затушил мне в руку бычок. Тысяча игл впились в мою руку так неожиданно, что я даже не успел вскрикнуть. Просто потерял сознание.
Я очнулся с утра на кухне на полу. Ноги и спина затекли и занемели, я был почти беспомощен. Я попытался подтянуть их и почувствовал резкую боль в руке. Я повернул левую ладонь к себе. Красный кружок ожога сиял прямо посередине ладони. Я хотел потрогать его правой, и, только подняв ее с места, увидел меж занемевших пальцев сигарету. Меня не пробил холодный пот. Меня не бросило в жар. Я не кричал и не плакал. Через десять минут ноги отошли, я доковылял по коридору до комнаты и набрал "03". Назвал дежурной адрес, сказал, что по этому адресу психически нездоровый молодой человек нуждается в помощи. Теперь я жду. Я верю, мне помогут.

***
Я выдохнул дым и открыл глаза. Никогда бы не подумал, что придется бороться с детством, которое не пожелает вылезать из моей головы. Однако смещение прошло успешно, Он ничего не заметил, я уверен. Альтера нельзя убить. Его можно лишь запереть, запереть в той реальности, которую он построит себе сам, в его собственной идее и в одержимости ею. Полшестого утра. Я докинул пару слов в текст на экране. Исправлять ничего не стал. Пусть это будет память о том парне. В конце концов, это что-то вроде Его же некролога. Нажав "Отправить", я закрываю ноутбук и иду в душ. Сегодня много дел, и раз я не успеваю поспать, но надо быть свежим. Бодрым. Взрослым. Всегда.
Показать полностью...
11.91%
80%
39.71%

Полезные видео

История

Резонанс

Похожие записи (3)

TBEx